Блог Людмилы Касаткиной. О чтении, скорочтении и психологии

Какие книги дошколята будут читать с радостью?

Современные дети, находясь в насыщенной информационной среде, гораздо раньше, чем их сверстники лет 20-30 назад, способны научиться читать.  Показатели интеллекта последние десятилетия у детей всех возрастов имеют тенденцию к росту. Но не будем забывать, что чтение — это и труд, который требует некоторой физической и личностной зрелости ребёнка. Готовность к обучению чтению формируется постепенно параллельно росту и созреванию организма, нервной системы и органов чувств.

Как показывают исследования Института возрастной физиологии Российской Академии Образования 20% детей без особых трудностей могут научиться читать и в четыре года. Но что они будут читать?  Название вывесок, отдельные слова и коротенькие фразы и предложения? Как правило, родители жаждут, чтобы дети уселись за чтение книг. В этом желании есть свой резон. Навык нужно поддерживать, а ещё лучше развивать. Но как? И здесь мы сталкиваемся с такой проблемой, что книги для детей, продающиеся в магазинах, не всегда подходят начинающим читать малышам.  Какой выход?  Дайте детям несложные, крошечные по объёму текстов книги. И будьте рядом, чтобы слушать, подсказывать, дочитывать, читать вместе, а главное — радоваться и удивляться. Рекомендую книгу Юлии Луговской «Пип и его друзья» из серии «Просто читать». Это писательский шедевр, где филигранно понят мир игр и интересов малыша и выражен в одном коротеньком предложении на странице под иллюстрацией. У этой же писательницы есть своеобразный юмористический конструктор предложений из словечек. Страница разрезана на перекидные полоски, и предложение «Папа пил сок» легко превращается в забавную абракадабру, которую весело читать: «Кот лепил сок». Целая серия подобных книг у Жени Кац, например, «Зог Мёдов варит вишнёвый суп» и другие.

5 августа стартует месячный курс для дошкольни «Хочу читать!» занятия по понедельникам и пятницам в 17:00 узнать подробности и записаться можно по ссылке Хочу читать!

Татьяна Руссита выпустила серию книг «Зато сам» для первого чтения.

Не стоит забывать также книгу Сутеева В.Г. «Цыплёнок и утёнок», детский комикс «Приключения Пифа», книги Е. Жуковской, Г. Остера.

Когда навык ребёнка окрепнет, неоценимую помощь окажут книги издательского дома «Карапуз»: «Научусь–ка я читать», «Кто читает – я читаю», «Тексты с хвостами», «Собери слова в корзинку», «Читаем сами». Эти книги хороши тем, что ребёнку предлагается решить несложные логические задачи: найти и зачеркнуть лишнее словечко, решить, что бывает, а что нет, найти подходящие концы предложений (текст с «хвостами») и другие задания. Детям нравиться думать, действовать и читать!

Я уверена, что, встав на путь поиска подобных книг и интересного общения с их помощью, вы увеличите список подходящих книг, так как их достаточно много! 

Книги, о которых я говорю, объединяет игровой сюжет и возможность манипуляций и действий с текстами, они развивают фантазию, что как нельзя лучше соответствует природе малышей.

Бывают случаи, что ребёнок, уже умеющий читать, совершенно не желает этого делать по многим причинам, но все они сводятся к неоправданно раннему обучению в неприемлемой для психики ребёнка форме. Подобное обучение оставляет после себя мрачный след. В таких случаях одной из попыток оживить чтение является игра «Слово – игрушка». У меня в мешочке маленькие игрушки, а на карточке слово, например, «лев». Ребёнок прочитал слово. И из мешочка неожиданно появляется игрушечный лев!

Есть ещё идеи.  На этапе завершения букварного периода многих детей, для которых чтение перестаёт быть трудоёмким процессом (когда чтение пары слов требует сильнейшего сосредоточения и напряжения), можно увлечь созданием своих первых книжек. Даже если они пока только начинают читать и не умеют писать.

Я предлагаю детям стать авторами небольшой книги. Название ей дети дают в конце.  В книге странички с начальными словами: «жили — были», «однажды», «вдруг», «в конце».  Предлагаются заготовки: герои на выбор (конечно, с учётом знаний о предпочтениях и интересах детей) и списки событий. Очень важно, чтобы тексты были доступными и понятными, актуальными для детей. Также я предлагаю набор иллюстраций, но только после прочтения своего составленного текста и выбора подходящих высказываний. Прекрасно, если дети захотят сами иллюстрировать свою книгу. Пример заготовок для книги «Мой мир» вы найдёте в приложении 4.

Делаем сами!  Книга уважения от Андрея

Андрей, начинающий читать дошкольник, то и дело норовил улизнуть с   занятия.  Обучение шло исключительно в игровой форме, но, пока это были разрозненные упражнения, Андрей восторга не испытывал. Когда же ему представилась возможность составить собственную книгу (выбрать героев, повороты   сюжета, фразы: жили – были, однажды, вдруг, в конце), он светился от счастья! Его лицо с горящими глазами и улыбкой до сих пор живо в памяти и вызывает ответный подъём в моей душе. Андрей неоднократно повторил: «Это книга уважения!» Почему уважения? Потому что ему по-настоящему был важен его собственный выбор. Потому что он испытал уважение к себе как автору сочинителю, творцу. Можно лишь догадываться, но слово «уважение» не случайно и говорит само за себя.

Снижается ли грамотность при быстром чтении?

Начнём с того, что даже по-настоящему быстрое чтение про себя – это сплошное, без пропусков слов чтение, направленное на понимание и осмысление прочитанного. Сложно вообще назвать чтением чтение урывками, при котором проследить логику развития событий и мыслей автора невозможно.

Когда мы говорим о детском чтении, подразумевается чтение в рамках возрастных норм с некоторым опережением.

Быстрое чтение — это максимально возможный для ребёнка определённого возраста темп, не приводящий к искажению понимания. 

Моя 20-летняя практика развития навыков чтения и отслеживания их динамики у нескольких тысяч детей показывает, что более 90% читают про себя с той же скоростью, что и вслух. Самый быстрый темп чтения — это та скорость, которой ребёнок может пользоваться при необходимости при чтении про себя. И что очень важно – это темп, при котором ребёнок может обдумывать и рассуждать!

Комплектуем группы на август для детей всех возрастов

18 июля запускаем группу для учеников 5го класса

Записаться на курс

Узнать стоимость

Неужели повышение темпа чтения негативно влияет на орфографическую грамотность?

Немного теории.

Родители и учителя понимают, что чтение и грамотность взаимосвязаны.

Часто родителей волнует грамотность, понимаемая в очень узком смысле слова, это орфографически правильное письмо, и у них возникает вопрос: «Не приведёт ли чтение в режиме «как говорим» (орфоэпическое) к безграмотному письму?»

Чтобы вовремя и эффективно использовать взаимное влияние чтения и письма друг на друга, обратимся к понятию грамотности.

Понятие «грамотность» рассматривает не только как часть письма и чтения, но и как образ мышления и говорения[1]. Различия между письмом и чтением в том, что при выполнении письменного задания, человек больше сконцентрирован на синтаксисе, лексическом выборе, занят поиском способов передачи смысла. При чтении же мы больше сфокусированы на содержании и создании образов, характеризующих наше восприятие прочитанного.

Как мы видим, у чтения и письма существует своя специфика, и ограничивать возможности чтения, объясняя это приобретением   грамотности, по крайней мере, неразумно. Не стоит пренебрегать влиянием чтения на развитие мышления и речи. Однако начальная стадия обучения чтению (имеется в виду традиционный для обучения чтению на русском языке — звуковой метод) может внести существенный вклад в формирование орфографически грамотного письма.

Идея «орфографического» чтения широко известна как основа грамотного автоматического письма. На первой ступени обучения грамоте по звуковому методу все дети читают буквально, как написано: не «карова», а «корова», не «каво», а «кого». Со временем дети переходят к речевому чтению: «как говорим».  Исследователи утверждают, что орфографическое чтение впоследствии сохраняется как внутренний процесс, особенно у детей, начавших активно читать к 5-6 годам. В. В. Репкин[2] считает, что в основе спонтанного формирования «врождённой» грамотности лежит моторная память произношения.

Часто родители, дети которых учатся уже в 3м классе, беспокоятся, что речевое чтение может нанести вред грамотности. Хочется внести ясность: развитие навыков чтения невозможно без ускорения темпа и совершенствования понимания, что приводит к восприятию слова как речевой единицы. Не стоит искусственно удерживать ребёнка на стадии орфографического чтения.


[1] Langer, J. A. (1987). Language, literacy and culture: Issues of society and schooling. Norwood, NJ: Ablex.

[2] Репкин В.В. Формирование орфографических навыков как умственное действие // Вопросы психологии. — 1960. №2. — С.135-141.

Азы обучения чтению

Не претендуя на раскрытие всех методов раннего обучения чтению, да и не являясь рьяной поклонницей такового, приведу работающие и безвредные приемы, которые в дальнейшем облегчат обучение детей чтению.

И все же почему не нужно спешить с обучением чтению? Всему свое время. Раннее проявление ума у детей часто воспринимается более восторженно, чем развитие всех известных пяти чувств, являющихся прочной основой для развития не только интеллекта, но и здоровья, способности выстраивать отношения сотрудничества и поддержки.

Вернемся к приемам. В самом раннем возрасте, начиная с 6-10 месяцев, дети хорошо запоминают картинки, звуки. И если в этом возрасте вы с ребенком будете играть с кубиками, на которых нарисованы буквы, да еще и произносить соответствующий букве звук, ненавязчиво, в ходе игры спрашивая ребенка, что это за буква, у вас есть возможность к году выучить основные буквы алфавита. Играя и заучивая зрительные и слуховые образы букв, мы используем непроизвольное запоминание ребенка, которое так мощно развито вначале жизни.

Почему следует букву произносить как соответствующий ей звук? Да чтобы облегчить использование букв в дальнейшем, чтобы при их чтении, ребенок не присовокуплял лишних «Э», которые присутствуют в названиях букв. А сколько сложностей с повсеместно распространёнными среди детей и родителей, почти фольклорными и неискоренимыми названиями букв «Кэ, Лэ» и тому подобное? Если ребёнок читает букву «К» как «Кэ», то и слово «мак» читает «макэ». Для малышей, а потом и для дошкольников знание названий букв, например, «эМ», «Бэ» никак не помогает в обучении чтению. Я разъясняю детям, что название буквы, чем-то похоже на использование их фамилии «она есть, но вас зовут по имени». А если быть точнее не все дети дошкольники способны дифференцировать информацию о названии и звучании буквы, и чтобы не вносить путаницы, лучше просто показывать детям как звучит та или иная буква, то есть как её читать, если она стоит отдельно. В наших играх мы такую букву называем «одиночкой». И на первом этапе обучения используем своеобразную разметку слов, ставим внизу под буквой точку, а прямой слог «ма, па, да» и т.п. обозначаем дужкой, в нашем стишке запоминалке называем такое сочетание «подружки» (более подробно разъясню этот приём в следующей статье).

Формируем новую группу

3 с половиной месяца обучения чтению детей 5-6 лет с нуля

стартуем 24 сентября!

1 группа: занятия по вторникам 18:00 и субботам 11:30

2 группа: занятия по средам и пятницам в 15:30

Записаться на курс

Подробнее о занятиях на странице

Научусь-ка я читать

Для детей постарше 4-5 лет замечательно подойдёт игра, которую я создала, чтобы показать, как «живут» отдельные звуки в словах. Я ещё называю этот приём «чтением на слух». Особенно актуальна такая игра, когда мы изучаем букву «Й» и учимся её читать. И даже в шутливой форме с детьми обсуждаем, что если её читать в слове «май», как «и краткое», то получиться белиберда — «маикраткое».

Вот эта игра, в неё можно играть с любыми согласными звуками.

Игра «Добавь Й»

Чтобы ребёнок научился слышать и выделять в словах звук «Й», предложите игру «добавь». Родитель просит ребенка добавить «Й» после части слова, например: «Вначале «ла», а потом «й», какое слово получится?» Если ребёнок затрудняется, после небольшого ожидания его варианта ответа, продемонстрируйте правильный.

Сто + й = стой

По+й=пой

Да+й=дай

А+й= ай и т.п.

Так же читайте:

Какая техника эффективнее «дворец памяти» или метод австралийских аборигенов?

На фото мои ученики, которые не просто стоят в коридоре, а тренируют память по методу австралийских аборигенов.

Зачем?

На вопрос «зачем развивать память?» есть несколько очевидных ответов: это и потрясающее знакомство с резервами нашей психики и насущная потребность для тех, кому необходимо помнить большие объёмы информации, а также возможность преодолеть трудности с запоминанием.

Память современного человека стремительно меняется буквально на наших глазах. Подробнее об изменениях памяти у людей, зафиксированных учёными когнитивистами по всему миру, можно прочитать в моём блоге по ссылке http://chitaem-bystro.ru/2021/11/10/

Моё прочтение важности развития памяти, наполнено опытом личного погружения в технику, общением и сотворчеством с учениками. Для меня память нечто более ценное чем простое удержание знаний и фактов, идей; даже более ценное чем высоко развитый здоровый мозг. Для меня память прежде всего проживание и личное творчество, нравственность, ответственность и мудрость. Как связаны память и нравственность, это тема моего следующего поста.

Несмотря на то, что в современном мире к огромному количеству информации можно получить доступ практически моментально, мой аргумент в пользу развития памяти: «Нельзя мыслить удалённо! Чтобы идеи рождались в наших головах, в них же по мимо впечатлений и опыта должны быть знания, образы и понятия».

1 августа стартует курс «Суперпамять» для старшеклассников, студентов и взрослых

Узнать стоимость

Что лежит в основе?

В основе моего курса мнемотехники (искусства запоминания) лежит проверенная техника, которая верой и правдой служила римским цезарям и практически не претерпев существенных изменений, дошла до нашего времени, и теперь её используют интеллектуальные спортсмены. У нее несколько названий: Локи, Чертоги Разума, Дворец Памяти.

Как это работает?

Обсудим вкратце, в чём суть базового метода запоминания, известного ещё до нашей эры и впервые описанного неизвестным автором в «Риторике для Геренния». Базируется метод на том, что человек, как биологическое существо с огромной историей, изначально охотник и собиратель, вынужденный выживать в дикой природе, особое внимание обращал на то, что происходит вокруг.  Древний человек (а наш организм и нервная система не претерпели с тех времён существенных изменений) особенно хорошо запоминал: движение предметов в определённом месте. Предмет, место, движение – это базовые вершины треугольника запоминания, самая надёжная из известных — тройная система кодирования нужной для запоминания информации.

Например, вам нужно запомнить нового автора книги, которую посоветовал друг.  Допустим этот автор — Джошуа Фоер. Как запоминать по предложенной методике? В первых, вам требуется место, где вы будите «хранить» слово. В нашем случае, это чёткий, знакомый, как известная «полочка» конкретный образ, пусть это будет диван в вашей гостиной. Диван – это так сказать, опорный пункт в вашем дворце памяти, то, что твёрдо помните и то, что локализовано в реальном пространстве. Знакомое место, куда вы «размещаете» информацию будет ключом, доступной зацепкой, которая поможет «выудить» в кладовых вашей памяти фамилию автора. Промежуточный этап – это ассоциировать фамилию и имя автора с чем-то знакомым – тут уже работает ваша фантазия: моё  воображение разделяет  имя на две части: пират «Джо» и  соседка бабушка «Шура», а вот фамилия «Фоер» ассоциируется с  цифрой «4» на английском, а оставшееся «ер» я трансформирую в действие «ёрзать». А теперь соединим слово для запоминания и место.  И вот что получится: на моём диване четыре человека: две бабушки Шуры и два Джо беспрестанно ёрзали! Весьма необычно и натянуто? Дикая фантазия? Отнюдь. Это как раз то, что нужно. Попробуйте придумать что – то своё.

У этой техники есть мощный позитивный побочный эффект: восторг от необычности и новизны собственных конструкций, приятные эмоции от личного творчества, безопасное и целительное высвобождение любых эмоций. Нередко мы от души хохочем, когда делимся своими мнемотехническими конструкциями.

Чтобы удержать в уме большое количество информации нужны Дворцы памяти, как правило это хорошо знакомые места, например, ваш дом, привычная дорога, кто-то использует как «площадку» для размещения собственное тело. А вот для детей, которые путают буквы я придумала в этом же ключе игру «Лепим и селим буквы». В журнале «Школьный психолог» на эту тему опубликована моя статья «Почему П прячется под столом». Познакомиться с методикой можно по ссылке http://chitaem-bystro.ru/2019/11/01/

Для школьников и взрослых я разработала специальные опорные таблицы «Дворец памяти». Подробности о том, как и чем мы заполняем дворцы памяти, в следующих постах. Программы гибкие и я их строю с учетом интересов учеников. Так на дистанционных занятиях с программистом из Берлина, для запоминания были предложены основные культурные события в Германии 2021 года, список актёров театра «Берлинер Ансамбль», занятых в постановке «Кавказский меловой круг» по пьесе Брехта. Второклассники запоминали редких животных с острова Мадагаскар, древнегреческих богов. Для подростков я готовлю списки самых значительных людей в сфере IT технологий, величайших полководцев во всемирной истории, и просто обширный перечень млекопитающих, обитающих на территории Калужской области. Это, так сказать, лишь штрихи к портрету наших тренировок. В курс входит запоминание слов, лиц и фамилий, дат и стихов.

С подростками и старшеклассников мы изучаем теоретические основы тренировок памяти, сюда входят даже первоисточники. К сожалению «Риторику для Геренния», которую интеллектуальные спортсмены считают библией в искусстве запоминания, мы не можем читать, так как она не переведена на русский. А вот всемирно известную книгу Александра Лурии «Маленькая книжка о большой памяти» с удовольствием читаем, обсуждаем и применяем.

Мои ученики подростки, всё больше убеждают, что увлеченность проблемой мнемотехники, желание помочь каждому ученику найти индивидуальные ключи для развития памяти, передаётся детям и они с удовольствием погружаются в совместное продуктивное творчество. Так ребята глубоко изучили статьи в научно-популярных изданиях, которые на основе экспериментов и МРТ исследований, фиксируют положительные изменения в структуре мозга, у людей тренирующихся по методике «дворец памяти».

Проверено на практике

Но не всё так гладко, случаются и трудности, но и они выводят нас на новый уровень. Так произошло с освоением новой методики запоминания, корни которой в древней практике австралийских аборигенов. Совсем недавно на курсе мнемотехники у меня учились два молодых человека. У одного из них результаты, не смотря на наши обоюдные старания, были весьма скромными… Естественно, я включилась в поиск подходящих именно для него приёмов.

И буквально сразу наткнулась на исследование австралийских учёных, опубликованное в PLOS One. Учёные выяснили, что метод мысленно-пространственных ассоциаций, используемый австралийскими аборигенами, обогнал по эффективности метод «дворца памяти». Австралийские аборигены чтобы что-то запомнить, придумывали историю, в которую вплетали предметы флоры, фауны, географические объекты и священные места.

Мы с учениками, изучили статью о методе австралийских аборигенов и незамедлительно опробовали его эффективность прямо на местности, а точнее в коридорах нашего здания. И что вы думаете? Результат был быстрым и существенно превысил предыдущий. Наш опыт подтверждает выводы исследователей, что метод мысленно-пространственных ассоциаций эффективен даже после короткого обучения ему. В дальнейшем нам удалось продуктивно сочетать методику «дворец памяти» и метод австралийских аборигенов.

Что происходит с памятью у современных людей?

В середине прошлого века Джордж Миллер открыл «магическое число» семь. Число семь – это средний показатель, характеризующий оперативную непосредственную память людей при воспроизведении отдельных, не связанных между собой объектов, единиц информации. На протяжении последних 25 лет я регулярно проверяю кратковременную память у учеников. Исследование памяти было проведено мною у нескольких тысяч детей с помощью несложного теста на запоминание десяти слов. В первые годы моей практики результат воспроизведения (3-4 слова) встречался крайне редко, примерно у 3-4% детей, у 80% детей воспроизведение достигало 5-7 слов. Последние 5 лет картина стала противоположной. Большинство детей как раз воспроизводят 4-5 слов. Описанный тест я провожу в конце месячного курса по развитию навыков чтения в небольших группах. За это время я успеваю узнать детей и убеждаюсь, что, имея нормальный интеллект, они, показывают столь скромные результаты в запоминании разрозненных информационных единиц. Сам собой напрашивается вопрос, а так ли важно непосредственное воспроизведение? И чем объясняются такие тенденции?

То, что мы имеем дело с изменениями в работе памяти, буквально происходящими на наших глазах, подтверждают психологи – когнитивисты по всему миру, которые предположили, что верхний предел оперативной памяти снизился до четырёх блоков информации.

Джастин Халберда, ученый-когнитивист из Университета Джонса Хопкинса считает, что четыре блока воспроизводимой информации не являются свидетельством негативных тенденций, а результатом использования стратегий запоминания.  Так группируя цифры 4, 9, 5 в один блок, подобный телефонному коду 495, мы надёжней запоминанием цифры и сокращаем количество единиц информации. Соглашусь, что техники запоминания все шире проникают в наше образование и повседневную жизнь и даже дошкольники часто ими владеют. Тем не менее если мы имеем дело со смысловой группировкой единиц информации, то почему в итоге эти единицы теряются?

4 апреля стартует курс «Суперпамять» для старшеклассников, студентов и взрослых

Узнать стоимость

Психолог Б. Спарроу[1] из Колумбийского университета провела интересный эксперимент: испытуемым предлагалось запомнить информацию, которую позже будет невозможно отыскать. Исследование показало, что люди лучше запоминают то, что будет недоступно в будущем. Весьма очевидно, что современный школьник не видит важности запоминания. Зачем напрягаться, когда есть возможность посмотреть, послушать, прочитать в следующий раз?

Уменьшение объема кратковременной памяти у поколения современных детей учёные связывают с особенностями жизни современного человека в эпоху информационных технологий. Исследование Б. Спарроу показало, что массовое использование вебпоисковиков меняет суть и структуру запоминания информации: наша память направляется не на удержание самой информации, а на запоминание места её хранения и алгоритма получения.

К. Р. Овчинникова[2], анализируя изменения, происходящие с  памятью  в информационном обществе, приходит к выводу, что использование  заложенных в информационных технологиях возможностей по  категоризации, структуризации, группировке и  систематизации материала делает необязательным выполнение перечисленных операций самим человеком, что существенно  снижает уровень его способности к запоминанию.  

Так что же   следует знать про свою память?

Большинство теорий памяти объединяет понятие физических следов в нейронных сетях, вызванных поступающей информацией, воспринятой рецепторами и переданной по нервным окончаниям в головной мозг. Чтобы управлять процессом запоминания, повысить его результативность, чрезвычайно важно понимать, что любой здоровый человек непосредственно после поступления информации имеет физический след в нейронах головного мозга, первое время представленный как кратковременный и обратимый, вызванный повышением электрической активности. В дальнейшем при условии неоднократного использования – прохождения импульсов по данному нейронному пути — изменения в местах соединения нейронов — синоптических мембранах, становятся необратимыми и приводят к трансформациям белковых молекул. Важно понимать, что мы все обладаем физическими следами от поступившей информации, главный вопрос – как до них добраться и, если есть необходимость, сделать устойчивыми.

В моей книге «Как помочь детям полюбить чтение»вы найдёте описание механизмов эффективного запоминания и работающие, проверенные техники развития памяти.

Книгу можно читать и приобрести по ссылке https://ridero.ru/books/kak_pomoch_detyam_polyubit_chtenie/

[1] Sparrow B., Liu J., Wegner D. Google Effects on Memory: Cognitive Consequences of Having Information at Our Fingertips // Science. 5 August 2011. Vol. 333. № 6043.

[2] Что происходит с памятью человека в информационном обществе? [Текст] / К. Р. Овчинникова //Мир психологии. — 2015. — № 2. — С. 232-243.

Калужане могут купить книгу в магазине «Кругозор» на ул. Ленина.

Преимущества методики

Чем курсы «Читаем быстро» лучше прочих?

Особенности авторской методики Людмилы Касаткиной

Сегодня столько предложений по скорочтению, что сложно выбрать и не ошибиться. Наш курс существенно отличается от имеющихся на рынке.

Во первых, буквально с самого начала, с освоения чтения по слогам, мы закладываем фундамент быстрого чтения. В нашей методике есть уникальные задания, с помощью которых дети в увлекательной, игровой форме учатся управлять своим вниманием при чтении. Это важное условие, необходимое для приобретения навыка вдумчивого и технически грамотного чтения. Центральные приёмы, которые позволят читать быстро, правильно и осмысленно, мы начинаем осваиваем на 2м месяце обучения детей грамоте!

Регулярно формируем группы по возростам

по всем программам

Записаться на курс

Все методы и приёмы имеют научное обоснование и адаптированы к детскому восприятию, что гарантирует их безопасность для психического и физического здоровья ребенка. Наша школа вносит вклад в профессиональную методическую капилку по быстрому чтению. В ведущих изданиях для педагогов и психологов, таких как журнал «Начальная школа», «Школьный психолог» опубликованы 10 статей Людмилы Касаткиной по проблеме детского чтения.

На наших курсах праграммы вариативные и ориентированы на уровень конкретного ученика. Тема научного поиска нашего преподавателя Людмилы Касаткиной «Идентификация как инструмент понимания индивидуальности Другого человека». Эти научные разработки нацелены на развитие осознанной идентификации психолога с клиентом, с целью более точного и глубокого понимания человека, с его неповторимой субъективностью.

За десятилетия практики нам удолось создать банк научно-популярных и литературных текстов, которые сочетают в себе информативность и увлекактельность. В нашем арсенале только материалы, заслужившие признание учеников. Более того, один и тот же текст может быть представлен в нескольких вариантах, с учётом возможностей отдельных учеников.

Обычной практикой стало написание текстов, рассказов и сказок для конкретных детей, что оживляет процесс чтения и делает его увлекательным занятием.

Благодаря стремлению понять интересы и личные предпочтения наших учеников, рождаются новые приёмы и упражнения. Так появилась книга «Как помочь детям полюбить чтение», которая рассказывает родителям и учителям в доступной для них форме, как научить ребенка читать технически грамотно и вдумчиво.

Читать и приобрести книгу можно по ссылке https://ridero.ru/books/kak_pomoch_detyam_polyubit_chtenie/

Как помочь ребёнку справиться с волнением при чтении

Как научить детей справляться со стрессом при чтении? И начнем мы с наблюдения: ребёнок читает знакомые слова фразы, он не устал, у него хорошее настроение, ощущение «получается», голос звучит бодро. И вот встречается незнакомое слово, он «теряется», в голосе замешательство и удивление, разочарование. Многие дети после своеобразного «препятствия» в виде сложных непонятных слов продолжают читать дальше в состоянии растерянности независимо от того, прост ли текст или нет.  Думаю, что в состояние замешательства при встрече с новыми словами детей повергает негативный опыт, когда их осуждали за то, что они не знают того или иного слова. Малыши-почемучки куда — то исчезают, и на смену им являются ученики, которым проще скрыть своё незнание, смириться с ним, чем задавать «нелепые» вопросы.  Природное стремление к пониманию, в том числе и того, что мы читаем, толкает ребёнка к тому, чтобы превращать незнакомые слова в знакомые, хотя бы похожие на те, которые они пусть редко, но слышали.

Можно ли справиться со стрессом и подавленностью в процессе чтения? Привожу пример диалога с мамой на эту тему:

— Да. Вы правильно заметили: дочь очень напряжена, волнуется во время чтения. С этим состоянием можно справиться.

— Я тоже постоянно говорю ей, чтобы она не волновалась. Но не помогает.

— Простого внушения часто недостаточно. Можно научить регулировать своё состояние прямо в процессе чтения.  Понимаете?

— Но как?

Говоря о регуляции эмоционального состояния во время чтения, приведу несколько иллюстраций. В моей практике стал классическим пример Миши Баринова. Ко мне пришёл четвероклассник со скоростью чтения 75 слов в минуту. При первом прослушивании стало ясно, что все сложные незнакомые слова в тексте мальчик произносит медленно, с повторами и искажениями, существенное замедление темпа на них сохраняется и при дальнейшем чтении. Я обратилась к нему:

-Ты ведь знаешь все буквы? Тогда для тебя не составит труда читать особенно точно и чётко незнакомые слова, немного замедляясь, такой своеобразной скороговоркой по слогам? Все незнакомые слова ты поймешь, читая текст дальше, а если не догадаешься, то спросишь их значение в конце.

После 2-3х уроков Мишина скорость выросла в 2 раза не в ущерб пониманию. Мальчику было достаточно понять способ, и он осознанно и успешно взял под контроль чтение сложных слов.

Понимание изложенного мною приема не у всех детей быстро и легко воплощается в практику чтения.

Регулярно запускаем группы «Читаем быстро» для учеников 2-3 класса

Записаться на курс

В чём причина? У многих из них затруднения в чтении сопровождаются сильными психоэмоциональными и телесными реакциями, которые имеют тенденцию усиливаться и нарастать. Вот тут-то в коррекции чтения на первый план выступают техники регуляции психоэмоционального состояния. Мой подход не такой: сделать ребёнка уверенным, а потом обучать. Ребенок развивает самоконтроль и основанную на нём уверенность в ходе преодоления трудностей с чтением.

Приведу ещё один яркий пример из моей практики, который так же, как случай с Мишей Бариновым, стал полулегендарным. Это случилось с Агнией. Девочка пришла ко мне в возрасте 10 лет со скоростью чтения 40 слов в минуту, у нее были выраженные признаки трудностей с концентрацией внимания, но при этом потрясающее самоуважение.  А её одногруппница, читавшая 80 слов в минуту, регулярно оплакивала свои результаты. Агния держалась спокойно и уверенно, даже пыталась помочь своей постоянно расстроенной напарнице примерами из школьной жизни, говорила, что её дразнит отличник, но она не обращает на него внимания.

Упорные, терпеливые занятия с Агнией и в 11, и в 13 лет позволили ей поднять скорость до 80 слов в минуту. Полученный результат был ценен не столько ростом скорости чтения, сколько тем, что девочка полюбила и чтение, и кропотливый процесс совершенствования себя! И вот передо мной Агния- первокурсница! Но после диалога с повзрослевшей Агнией стало ясно, что внешняя защита, которая выглядела как уравновешенность и выдержка, скрывает внутреннее смущение, самообвинение в том, что она не знает всех слов и не может прочитать их моментально и грамотно.  Я постаралась убедить девушку в том, что никто: ни я, ни даже самые важные и грозные преподаватели — не знают и не могут знать всех слов, и начинают читать, как малые дети, по слогам, если им попадаются тексты с незнакомыми словами. Мы все имеем право на незнание и на то, чтобы замедлиться при чтении и прочитать незнакомые слова четко и без смущения, почти по слогам, а если рядом окажется сведущий человек, он нас просто поправит.

И вот мы с Агнией приступили к чтению текстов вслух. Задача девушки была в том, чтобы следить за своим состоянием в процессе чтения незнакомых слов. Важно было уловить, как подступает эмоциональная волна тревоги и хочется воспользоваться старой привычкой: с напускной веселостью и смущением как-нибудь наскоком угадать каверзное слово.  Мы обсудили, что именно в такие моменты нужно взять микропаузу для внутренней балансировки. В такие мгновения важно вспомнить, что нет ничего постыдного в том, что ты не знаешь слово и читаешь его чуть медленнее.  При чтении трудных слов можно позволить своему голосу звучать спокойно и ясно. Не сразу, не с первой попытки, но я стала свидетелем небольших уверенных пауз и того, как на моих глазах в сложных местах Агния читает, как затрудняющаяся отличница!

Когда второклассник, читавший 20 слов в минуту, допускавший искажения, начал осваивать описанную мною технику саморегуляции, то перед началом чтения он неизменно спрашивал: «А можно, я не буду торопиться?» И знаете, к какому результату привела его «неторопливость»? Он стал читать 38 слов в минуту. Мы с детьми даже иллюстрируем преимущества такого точного и неторопливого подхода. Я предлагаю представить: два человека идут в один пункт, находящийся от них на одном расстоянии, один спокойно и точно движется вперёд, к намеченной цели, а другой мчится стремглав, при этом ошибаясь, возвращаясь, чтобы исправиться. Предлагаю ответить на вопрос: кто из путников дойдет быстрее? Ответ очевиден.

Результат, выливающийся в скромные продвижения, часто не удовлетворяет родителей.  Почему?

Не секрет, что многие родители мечтают, чтобы их ребенок добивался высоких результатов в учебе, особенно если в детстве он рано начал читать. Когда ребенок начинает обучаться в школе, может выясниться, что не все у него получается так, как   хотелось бы.

 Вот конкретный пример.  Первоклассница читает 30 слов в минуту, что, кстати, соответствует норме, а вот ее же одноклассница читает больше 100 слов. Я начала заниматься с девочкой. После наших тренировок скорость чтения приблизилась к 50 словам в минуту, причем девочка хорошо формулирует суть прочитанного. Но такие «незначительные успехи» не радуют маму, а вслед за ней и девочку… Мама признается, что часто срывает свое раздражение на дочери. И когда они в очередной раз тренируются, мама понимает, что такая её реакция только усиливает эмоциональное напряжение ребенка, но ничего с собой не может поделать. Знакомая картина?

Почему мама не может контролировать свою негативную реакцию, в чем истинная причина негодования? На мой взгляд, в этом случае желание видеть дочку успешной, оправдывающей, возможно, нереализованные мамины мечты сильнее, чем забота об эмоциональном благополучии ребенка. Всё это препятствует матери видеть возможности своей дочери, не менее ценные, чем скорость чтения.

Ещё одна история занятий. Передо мной девочка, ей уже семь лет, она хрупкая и миниатюрная. И по виду, и по манере поведения производит впечатление пятилетнего ребёнка. До встречи со мной девочка уже целый год безуспешно и мучительно училась читать, её мама не скрывала своего отчаяния, в связи с этим. Расскажу, как проходили наши занятия. Когда свежие силы у Маши заканчивались, а происходило это где-то через 10 минут, она «зависала», смотрела на слово и молчала. Я спрашивала: «Не можешь вспомнить букву?»  Девочка не сразу, очень робко и еле слышно выдавливала: «Да». Я предлагала ей не бояться ошибиться и сказать, что это за буква. Наступало тяжёлое молчание. Было явно видно по позе ребенка, что она испытывает дискомфорт, затаилась, ждёт чего-то недоброго. Немного подождав (паузы длились по несколько минут), я её подбадривала, и наконец Маша говорила. И можете себе представить: в девяти случаях из десяти она называла букву правильно. Я радовалась. Говорила: «Вот видишь – получилось, можешь! Доверяй себе!» И вот уже через три занятия ребёнок, рассказывая о своём чтении с мамой, после очередного выхода из затруднения по припоминанию буквы заявляет: «А с мамой я так не могу, я боюсь, что скажу неправильно и она будет злиться на меня». Я объясняю Маше, что на самом деле ее маме непросто ждать несколько минут, когда она молчит, и что я постараюсь помочь ее маме справиться с её эмоциями. Угадайте, что говорит мама, в ответ на мою попытку разъяснить состояние дочери в подобные моменты? Мама заявляет: «Она просто ленивая, и я не знаю, что с ней делать». Я стараюсь помочь маме понять то, что для других так легко и просто, а для Маши гораздо сложнее, потому что она пока еще в большей степени ребенок, нежели ее сверстники.

Нет ничего предосудительного в родительском стремлении к высоким достижениям ребенка, даже если объектом развития становится то, что не – просто ему дается. Так родителей и педагогов могут вдохновить те факты, что при системной, терпеливой и грамотной работе дети с синдромом Дауна успешно заканчивают школу и даже вузы!

В чем же хитрость? В том, чтобы планомерно идти к намеченной цели, осознавать то, что вам придется потратить много сил и времени, понимать, что в данный момент доступно вашему ребенку. Ведь мы же не пытаемся быстренько слепить что-то из металла или воды. Конечно, придать желаемую форму можно и этим материалам, только первый нужно расплавить, а воду — заморозить.

Еще один пример: мама с волнением в голосе вспоминает, как ее сын опережал в интеллектуальном развитии своих сверстников, и приходит в отчаяние, когда рассказывает о том, что сейчас, во втором классе, он читает 20 слов в минуту со множеством искажений и повторов.

Энн Джонсон шестикратная чемпионка мира по скорочтению из Англии читает 4 253 слова в минуту. В своем интервью о скорочтении Джонсон говорит, что гордится одним из подростков-дислексиков, который начал читать в шесть лет, а в десятилетнем возрасте в результате занятий с нею смог перейти от 26 слов в минуту к 60 словам, по ее словам, это изменило его жизнь.

Я, как и Энн Джонсон, вижу смысл в малых продвижениях.  Это всего лишь начало пути самосовершенствования и любви к книге как источнику мудрости, опыта и знаний.

Легко заметить, что если ребёнок чувствует себя уверенно, свободно, то и говорит, и читает лучше.

Вот «зарисовка» из жизни. После успешного занятия, на котором ребёнок стал переходить от протяжного, заунывного чтения к бодрому, в режиме как «говорим», я решила продемонстрировать его успехи маме. И вот наблюдаю картину: ребёнок ссутулился, сжался и начал сбивчиво читать. Из диалога с мамой выяснилось, что садится он читать только после крика, объясняя тем, что по-другому с ним нельзя, а ещё периодически она жаловалась папе, чтобы прибегнуть к более жёстким мерам. Часто на детей с проблемами в чтении родители оказывают эмоциональное давление. Раздражение, гнев, отчаяние со стороны родителей вызывают у детей мышечные зажимы и даже сбои в дыхании и речи, очень сходные с заиканием.

 Как родителям сочетать требовательность и терпение, а еще и веру в ребёнка – это тема отдельного разговора.

И ещё раз поговорим о ценностях мотивации и общения.

Мама рассказывает: «У нас дома целая коробка развивающих книг». Обратите внимание — коробка, как будто ее готовятся куда-то вынести. И как решает мама проблему приобщения чада к чтению? Подкупом! Почитаешь — что-то получишь! Когда начинаем обсуждать, что можно иначе, мама искренне утверждает, что другие варианты с её ребёнком не пройдут. Но читая сказку с её сыном, ещё 10 минут назад мы искренне смеялись и удивлялись хитрости мышонка, именно от чтения я была такая радостная и не испытала бы этих эмоций, читая сказку в одиночку. Это от него я заразилась детским позитивом, умением искренне принимать сказочный сюжет и восхищаться находчивостью мышонка. Родители, тратьте своё время на общение с детьми за книгами! «Давай попробуем! Я тебе помогу, я думаю, у тебя получится!» — эти устремления и высказывания открывают дверь в новую реальность интереса к чтению.

«Если научусь читать, папа купит мне   планшет!» – с горящими глазами выпалил мне шестилетний мальчик. Папа, вы верите, что чтение само по себе может быть увлекательным занятием?! Даже если вам не было суждено испытать радость от чтения книг, вероятно, вы слышали об этом от знакомых.  Ценность чтения практически неоспорима.

Как же удержаться от соблазна так легко мотивировать ребёнка на занятия чтением и почему нужно отказаться от такого приёма? 

Через некоторое время родители малыша встревожились: точно и быстро читая, он практически не задумывался над содержанием. Смею предположить, что во время чтения перед ребёнком маячил образ вожделенного планшета, и мальчик шагал к намеченной цели.

Приём «я тебе куплю…» отдаляет ребёнка от радости общения с книгой, потому что вы, самый важный и знающий человек, не верите в простую любовь к чтению, вы хотите подсластить этот процесс. Ваше истинное отношение к чтению — это эмоциональное состояние, которое имеет физические параметры: напряжение мышц, электрическую активность мозга, частоту дыхания. И это передаётся ребёнку. Отношение можно сравнить с погодой, с тем, насколько сильно и продолжительно светит солнышко, чтобы вырос такой экзотический и капризный фрукт, как «любовь к чтению». Для начала приблизьтесь к ребёнку, побудьте с ним и испытайте радость от понимания первых незатейливых книг.

Манипуляции с ребёнком не работают ещё и потому, что, идя к приятной для него цели (что-то вкусненькое, игрушка, развлечения), он должен выполнить условие — почитать определённый сложный объем, но зачастую ребенок не справляется с заданием, потому что оно не доступно для него. В итоге мы сталкиваемся с разочарованием. Живой пример: мама с девочкой семи лет, которая с огромным трудом учится читать. Девочка непосредственная и по всем видимым признакам явно не соответствует своему календарному возрасту. Ребёнку непросто узнавать буквы, соединять их даже в простом слове, пока она читает второй слог, забывает первый.

Несмотря на мои разъяснения о важности развития внимания к звучанию слова, демонстрации игр на выделение звуков в слове и их синтез из отдельных единиц, мама говорит: «Я не знаю, что делать!» И она принимается объяснять, что без обещания получить что-то за чтение, никак не обойтись. Почему мама так привержена к подобным способам воздействия на ребенка?

Она искренне убеждена, что ребенок может, но не хочет, а еще, действуя так, она стремится избежать лишних затрат собственных сил и времени. Но диалог возможен, и мне удается пусть пока на некоторое время вовлечь маму в поддержку и развитие тех способностей дочери, которые для ее сверстников считаются само собой разумеющимися.

Мой ребёнок любит читать…Комиксы!?  Да, даже так. Помогите найти ему то, что доступно и от чего он получает удовольствие. Это всего лишь начало.

Так перегруженный подросток, который учится в физико-математическом классе и постоянно не высыпается, немного опоздав на урок заявил: «Зашёл по пути в книжный магазин, купил третью книгу. Раньше я ничего не читал кроме учебников». Я попросила показать, и он протянул мне книгу манга (японские комиксы).

Бывают ли чудеса? Да, бывают с детьми.

Казалось бы, ничто уже не предвещало успеха в работе с Антоном.  Он уже шестиклассник, а мучительно читает 40 слов в минуту с искажениями и запинками. Нужно признаться, что перед тем, как приступить к занятиям, у нас состоялся разговор, в котором Антон выразил своё понимание, что с чтением он испытывает трудности, что без хорошего чтения нет успешной учёбы и что он сам несобранный, да и характер у него не лучший, вот и решили попробовать исправить ситуацию. Я выразила радость, что имею дело с сознательным и самокритичным человеком. И вот начались занятия, кстати, занимался он вместе с ровесником с очень хорошим стартом по навыкам чтения. В процессе занятий наши надежды на успех таяли: слишком много усилий приходилось прикладывать ребёнку, и слишком мизерный результат получался, не раз Антон в отчаянии падал на стол и даже нотки агрессии сквозили в его высказываниях в мой адрес. Я с пониманием относилась к приступам отчаяния, иногда ненадолго оставляла его в покое, предлагала переключиться, немного восстановить силы, прогуляться по коридору, а дальше с юмором, в меру подбадривая, а главное с позитивным ожиданием и терпением включала в работу. Старалась прекратить тренировку в то время, когда его запас внимания иссякал. И всё-таки я находила возможность отметить заслуженные, пусть и маленькие, шаги Антона вперёд. Отдельное спасибо родителям, которые помогали сыну справиться со всеми заданиями, даже соревновались друг с другом. Папа и мама отмечали, что не всё и им даётся легко.

Мы все расстались с пониманием, что потрудились, что Антон сделал скромные шаги вперёд — плюс 20 слов в скорости чтения.

И вот чудо! Сообщение от мамы с моря, где они отдыхали с Антоном: «Сын не выпускает книгу из рук! Я счастлива. Спасибо!»

А как счастлива в такие моменты я! Спасибо детям за минуты истинной радости, за то, что я смогла быть причастна к их движению вперёд! И это, конечно, не единственная история. Особенно дороги, как вы понимаете, трудные истории с успехом.

Подробности в книге Людмилы Касаткиной «Как помочь детям полюбить чтение».

Книгу можно читать и приобрести по ссылке https://ridero.ru/books/kak_pomoch_detyam_polyubit_chtenie/

Калужане могут купить книгу в магазине «Кругозор» на ул. Ленина.

Почему дети любят читать столбики слов

Один из важнейших принципов обучения заключается в движении от простого к сложному. Данный принцип относится и к чтению. Освоение навыков чтения начинается с чтения букв, складов, а затем слов и текстов. Весьма распространены тренировки со словами в виде столбиков слов различной сложности. Упражнения такого рода есть в учебных пособиях С.Г. Зотова [1], О.И. Азовой[2].

Столбики на моих занятиях стали отличным тренажёром для развития самоконтроля ребёнка в процессе чтения. Упражнение «Читаем столбики» и инструкция по работе с ними находится в приложении 2.

Т. Б. Киселева[3], исследовавшая темп чтения в начальной школе, выяснила, что увеличение темпа напрямую зависит от способности к его произвольной регуляции. 

На занятиях я организую ситуацию, в которой дети открывают элементарные и в то же время основные правила быстрого чтения. Предлагаю им проследить за моим чтением, в котором намеренно делаю ошибки определённого рода. А затем, от противного мы формулируем правила.

Первое из них: читать надо точно, без искажений. В зависимости от исходного уровня чтения (например, при чтении по слогам) точным считается и орфографическое прочтение слова, например, «молоко». Разъясняем, что читать так, как говорим (малако), тоже правильно, но, если ребёнок совсем недавно научился читать, вряд ли так у него получится.

Когда я демонстрирую детям повторное чтение слов, они в большинстве случаев не считают это ошибочным. Перечитывание слов связано как с потерей концентрации внимания (чтением на автомате, без осознания смысла), так и с попыткой понять незнакомое сложное слово при повторении.

Я прошу детей повторить незнакомое слово многократно, чтобы они убедились, что его смысл, несмотря на повторы, остаётся непонятным, а затем предлагаю прочитать текст, из которого становится ясным значение этого слова. Таким образом, мы реализуем стратегию «не застревать» на непонятных словах, двигаться дальше, пытаясь понять их значение из контекста.

Два базовых правила: 1) читать точно, 2) читать вперед — мы изображаем в виде знаков, опорных сигналов. Я предлагаю детям самим изобразить в виде знака это правило. Обычно дети рисуют этот знак как дорожный, с указанием направления движения «вперед».  Правило «читаем точно» выглядит как мишень со стрелой, которая летит прямо в яблочко. Кстати, в старорусском языке слово «ошибиться» значило не попасть в цель. Зачем изображать правила, да еще и самим детям? Рисунок на образном уровне отражает суть правила, а находясь над рабочим столом, изображение становится своеобразным напоминающим знаком. У юных читателей появляется схематическая опора, помогающая управлять качеством своего чтения. Дети с нетерпением ждут новых знаков.

 На уроках мы вместе с детьми «изобретаем» новые знаки.  Это знаки громкости, плавности и многие другие, которые появляются в связи с особенностями чтения конкретных детей.

7 июля начнутся занятия в группах для детей 2-3 классов

Записаться на курс

Тренировка со столбиками слов сходна с игрой «Твоё, моё», только уже нет такого дробления на отдельные слова — карточки. Мы имеем дело с тренажёром, в работе с которым ставим задачу читать как можно дольше, точно и без повторов. Работа со столбиками — это в какой-то степени облегченный вариант по сравнению со сплошными текстами, которые многих детей просто пугают, так как они ещё не готовы работать с большими объёмами информации. Тем более что столбики слов разрабатываются в логике «от простого к сложному». Конструкция столбиков и базовое задание — читать точно и вперёд — предполагают тренировку зрительного самоконтроля в процессе восприятия и озвучивания слов. Отсутствие логической взаимосвязи слов в столбиках выключает антиципацию — предвидение в развитии сюжета, тем самым концентрирует внимание на написании слов. В столбиках каждое слово выступает как отдельная смысловая единица.

Перед началом тренировки со столбиками дети вспоминают опорные схемы, знаки правил и рисуют их над столбиками. Я сравниваю схематическое изображение правил с дорожными знаками, юных читателей с водителями, а себя с инспектором, останавливающим за нарушение. Если ребенок прочитал слово с искажением или повторил его, значит надо остановиться, подчеркнуть последнее правильно прочитанное слово и продолжить дальше, стараясь прочесть как можно больше слов точно и вперёд. Самый большой по количеству результат выделяется как личный рекорд на данный момент. Если соблюдена мера доступности и сложности материала для ребенка, то дети с удовольствием соревнуются между собой и прежде всего сами с собой, просят показать свой результат родителям и с гордостью сообщают о своих достижениях дома. В этом упражнении акцент сделан на технической стороне чтения, она важна хотя бы потому, что дает возможность качественно читать определенные объемы текстов, избегая смысловых искажений. Наблюдения за детьми, выходящими на новый уровень техники чтения, убеждают меня в том, что полученные навыки позволяют ребенку почувствовать радость от процесса чтения. Когда ребёнок целиком погружается в чтение, вкладывает в него максимум интеллектуального и личностного ресурса здесь и сейчас, чтение открывает ему не только новые смыслы и знания, но и позволяет ощущать себя более совершенным и гармоничным. А если говорить о прозе методики работы со столбиками, то она, конечно, предполагает словарную работу. Дети часто ошибаются в чтении непонятных и мало знакомых слов. Необходимо поощрять их вопросы на понимание, но не в ходе чтения, когда они бросают читать и тут же начинают спрашивать, что это за слово, а после прочтения. Иногда оказывается, что они просто не успели подумать и вспомнить значение слова. Такого рода прерывания останавливают процесс чтения, а дети часто после отвлечений и вовсе не возвращаются к чтению. Процесс мышления во время чтения может быть занят как осмыслением уже прочитанного, так и движением вперед по прогнозированию, предугадыванию развития сюжета. В процессе чтения и размышлений нужен баланс.  Важно следовать за рассуждениями автора, потому что уход в свои мысли, пусть и по поводу читаемого, — это уход от чтения.

Существует такой термин, как компенсация, когда ребенок, испытывающий трудности с чтением, зачастую неосознанно стремится как можно скорей прервать чтение, вступая в диалог со взрослым. Внимание в данном случае очень тесно переплетается с работоспособностью и выражается в волевом усилии: дочитать запланированный участок до конца и после этого, поразмышляв, уточнить неясные места.

Конечно, сами по себе правила «читать точно и вперед» не панацея. В ходе работы со столбиками мы разворачиваем тончайшую работу по самокоррекции зрительного восприятия, особенностей озвучивания, отношения к трудностям и неизвестному, умению подчиниться логике автора, терпеливо следовать за ним во время чтения.

Предлагаю, вашему вниманию небольшую зарисовку кропотливой и очень индивидуальной работы по формированию такого самоконтроля во время чтения. При этом понимаю, что для многих детей подобная работа лишена смысла, поскольку они просто через подражание, имитацию хороших образцов чтения на интуитивном уровне схватывают данный процесс и отлично им владеют. Если присмотреться к этим детям, то окажется, что они обладают нервной системой, позволяющей им с легкостью выполнять столь кропотливый труд. Такие дети, как говорится, с молоком матери впитали высокие образцы русского языка, поэтому понимание текстов не вызывает у них трудностей.

Внимание в процессе чтения — это слежение за точностью чтения, движением глаз, темпом говорения. Во внимании всегда важен фокус. Если мы хотим скорректировать тот или иной недостаток чтения, фокус слежения направляется на определённое действие: например, точное проговаривание окончаний длинных слов. Осознанно выбирается объект сосредоточения: «все печатные символы в слове», и параллельно идёт слежение за собственной концентрацией взгляда, его чёткой фокусировкой на окончаниях слов. Необходима синхронизация смысловой догадки и зрительного контроля, который позволяет корректировать предугадывание и достигать точного прочтения. Очень важно научиться замечать, как, например, по привычке окончания «додумываются», не соответствуют напечатанному. Следующий этап в обучении — научить тормозить неэффективную привычку выдумывать окончания или же вовсе другие слова. На этом этапе разрешаются микропаузы, во время которых человек уравновешивается, успокаивается, а не расстраивается из-за того, что у него в очередной раз не получается читать правильно. Часто на этом этапе можно услышать учительскую или родительскую команду: «Соберись!»  Более правильно сказать: «Ты можешь собраться!» Великолепно, когда ребёнок сам принимает позу собранности: выпрямляется, немного замирает со спокойно уверенным выражением на лице, иногда дополнительно сжимает кулачки, как бы готовясь к решительной схватке. И очень важен внутренний приказ: «Я намерен абсолютно точно проговаривать слова и для верности немного замедлю темп!»

Таким образом, осознанно подходя к исправлению недостатков собственного чтения, ребёнок удлиняет промежутки качественного чтения, получает большее удовлетворение от правильного, а следовательно, приятного чтения. Самооценка растёт, у ребёнка появляется позитивный опыт: «Я могу читать точно!» После таких побед над собой от ребёнка можно услышать: «Когда придём домой, я буду тренироваться!»

Теперь важно определить зону ближайшего развития в формировании навыка чтения. А именно: ребёнок должен читать определённое количество слов заданной структуры (из двух прямых слогов и тому подобное), доступных для понимания, но с вкраплением новых непонятных слов. Конструируя разные уровни сложности столбиков, мы даём ребёнку возможность ощутить себя в безопасности и найти силы для дальнейшего продвижения. Очень легко подавить всякий интерес у начинающего читать ребёнка количеством печатных слов на странице. Элементарное увеличение шрифта, дробление текста, чередование упражнений ведёт к тому, что ребёнок справляется с нагрузками по чтению, немного превышающими его возможности. Но если те же объёмы дать сплошным текстом, мы рискуем вызвать у ребёнка ощущение непосильности.

Дети очень отзывчивы на выполнение доступных и лишь слегка выше их сегодняшнего уровня заданий.  Им также нравятся игровые, соревновательные моменты в занятиях (я предпочитаю соревнование с самим собой и всячески продвигаю его ценность).

И ещё немного о тренажёре «Столбики».

У некоторых родителей возникает недоумение: зачем останавливать ребёнка, если он нарушил правило, ведь это, по их мнению, наносит травму детской психике. Конечно, если мы предлагаем ребёнку заведомо невыполнимые правила или чрезвычайно сложный материал, то это неправильно, негуманно. Но любое культурное развитие личности предполагает, по утверждению основоположника российской психологии Л. С. Выготского, использование предметов культуры в соответствии с их устройством, умение подчинить себя их логике.


[1] Зотов С.Г. Повышаем скорость чтения 2-е изд. — Ростов-н/Д.: Феникс, 2008. — 129 с.

[2]Азова О.И. Чтение с увлечением. Книга 3. Читаем трудные слова М.: Сфера, 2009. — 32 с.

[3] Киселева Т. Б. Возрастные и индивидуальные особенности темпа чтения учащихся младших классов: Дис.  канд. психол. наук: 19.00.07: Москва, 2004.

Тренировочный материал можно найти в книге Людмилы Касаткиной «Как помочь детям полюбить чтение».

Книгу можно читать и приобрести по ссылке https://ridero.ru/books/kak_pomoch_detyam_polyubit_chtenie/

Калужане могут купить книгу в магазине «Кругозор» на ул. Ленина.

Нескучное чтение

Мы сколько угодно можем говорить о пользе чтения, но прекрасно понимаем как важно, чтобы ребёнок сам ощутил увлекательность этого процесса. И тут начинаются вечные поиски книг, которые будут доступны и интересны конкретным детям.

Так на наших занятий появились письма от игрушек, которые переросли в целые квесты со спрятавшимися по всему классу зверюшками, солдатиками, монстрами, у которых разворачиваются настоящие приключения. Или написанными персонально для конкретного ученика коротенькими историями, в которых они герои наравне с любимыми Драгоноидами, да мало ли еще с кем!

Я хочу познакомить Вас с моей новой книгой для детей, которая ближайшие полгода проходит свой путь через издательства, чтобы выйти в свет.

Наши ученики от 6ти до 11 лет хорошо с ней знакомы. Книга родилась на занятиях, когда силой воображения дети пытались воссоздать ранее неведомое для них.

Знакомьтесь: «Необычные животные. Читай, воображай, рисуй!»

В этой книге ребёнок познакомится с руконожкой ай-ай, тенреком, дюгонем, квоккой и другими необычными животными. Рассказы о животных коротенькие, написаны они простым языком, но от этого не теряют познавательной ценности. К тому же будят детскую фантазию. Ребенка ждёт не только увлекательное чтение, но и интереснейшее занятие. Дети любят рисовать, а изобразить невиданное доселе животное интересно вдвойне, если потом ещё и сравнить свой рисунок с оригиналом.

курсы для детей в октябре

открыта запись в группу для 2х- 3х классов

Записаться на курс

Дорогие друзья, вот страничка из этой книги, при желании вы можете ею воспользоваться.

Руконожка ай-ай

Руконожка ай-ай — редкое животное. Это полуобезьяна (лемур),

которая занесена в Красную книгу. Водятся руконожки ай-ай только на острове Мадагаскар, осталось их не больше 50.

Животное похоже больше на белку или кошку. Весит этот зверёк, как небольшая кошка. Голову его украшают большие уши в форме ложки, а мордочку — огромные глаза.

У руконожки большой пушистый хвост, тонкие длинные пальцы, мягкая шерсть чёрно-бурого цвета в белую крапинку.  

Это ночное животное. Руконожки едят фрукты, пьют нектар цветов,

любят орехи и грибы. Живут они в гнёздах, которые вьют сами.

Руконожка ай-ай — герой популярного мультфильма «Мадагаскар». Руконожка Морис в этом мультфильме — мудрый советник короля лемуров.

твой рисунок

Для того чтобы у ребёнка получилось нарисовать животное по описанию, предлагаю примерную последовательность действий с текстом. Поначалу можно помочь ребёнку освоить предложенный алгоритм.

Обще задание:

Прочитай рассказ и нарисуй животное.

План действий:

  1. Читай рассказ и представляй, как животное выглядит.
  2. Если встретил непонятное слово, постарайся сам догадаться о его значении или спроси у взрослых. 
  3. Нарисуй животное по описанию.
  4. Сам или с помощью взрослых отыщи изображение животного в Интернете.
  5. Сравни свою картинку и фотографию животного.

До новых встреч, на моих занятиях и страницах книг!

Ваша Людмила Касаткина

Сказка про Бодрочтейку, Точняшку и Понимайку.

На дворе были солнечные сентябрьские деньки. Прямо как летом. Миша шёл из школы задумчивый. Сегодня Олеся Ивановна на уроке чтения сказала: «Миша, никуда не годится, так читать!» Странно и обидно, все ребята торопятся, хотят читать быстро и я тоже…Я ведь старался.

Грусть быстро улетучилась, после того как бабушка накормила Мишу вкуснющими пирожками. Да ещё почитала ему вслух её любимую с детства книжку про Незнайку, ведь сегодня они никуда не торопятся. Миша не заметил, как его голова оказалась на подушке, и бабушка укрыла его пледом. И вот что приснилось Мише…

В библиотеке никого не было, только светилась лампа в дальнем углу. Нет, все-таки там кто-то возился. Три странных малыша на коврике о чем-то спорили.

— Я главный! —  кричал взъерошенный малыш. — Это не чтение вовсе, когда по слогам, ерунда какая-то: «Жи-ли бы-ли де-д да ба-ба». Тьфу!  Вот я всё могу прочитать быстро!

— И не всё! Спорим? —  пропищал мальчуган в очках.

— Ну Точняшка, не зли меня, я всё могу!  — сжав кулачки прокричал, тот самый взъерошенный малыш.

— Докажи! —  крикнул третий мальчишка Понимайка.

— Вот, читай! —  открыл книжку и ткнул пальцем на странице Точняшка.

Бодрочтейка решительно начал:

— Большой адрейный колла, коллаядер. Что за ерунда?

Точняшка с расстановкой и чётко поправил:

— Большой адронный коллайдер.

— А ты сам то хоть понимаешь, что прочитал? — поинтересовался Понимайка.

— Нет, ну и что? — ответил Точняшка.

— Сам не знает, а мне подсунул, — обиделся Бодрочтейка.

— Это научный прибор — огромное кольцо, в котором сталкивают мельчайшие частички, из которых состоит атом. Ученые хотят разбить эти частички, чтобы сделалось новые открытия, – с важным видом изрёк Понимайка.

— А ты откуда знаешь? — заинтересовались друзья.

— Видите эту толстенную энциклопедию, в ней и прочитал, — ответил Понимайка.

Бодрочтейка и Точняшка приуныли.

— У меня точно не получится читать такую тяжёлую книжку, — вздохнул Бодрочтейка.

Озадаченные малыши было засобирались по своим волшебным домикам, но тут из-за книжной полки выпорхнула фея, очень похожая на Мишину школьную учительницу Олесю Ивановну.

— Не грустите, вместе то мы справимся! Это совершенно точно. Я Вам помогу! — пообещала фея.

— Давайте так. Где там «Энциклопедия занимательной физики». Первым начинает читать Точняшка. Ты Бодрочтейка следи, чтобы Точняшка не медлил, подгоняй его немного, только, чтобы он не спотыкался и не путался.

 — А мне что делать, про меня забыли?! —  возмутился Понимайка.

— Нет, конечно, — успокоила фея, — Ты все это время, запоминай что читают, думай и отмечай, что не понятно, когда закончим читать обязательно разберёмся с тем, что не ясно.

— Ну поехали! Почитаем про чёрные дыры? – скомандовала фея.  

И тут малыши взялись за дело. Они так увлеклись, что не заметили, как рассвело и наступил новый день. Пора было в свой волшебный мир. Напоследок малыши договорились встретиться здесь же после закрытия библиотеки.

Миша потянулся и понял, что это всего лишь сон. Радостная улыбка ещё долго сияла на его лице, потому что он был уверен, что завтра Олеся Ивановна уж точно похвалит его чтение.

Запускаем июльские группы «Читаем быстро» для дошкольников и учеников 1-7 классов.

Для детей с трудностями в чтении индивидуальный курс.

Записаться на курс